Контакты г. Москва,
ул. Сыромятническая Ниж.,
дом 10, стр. 2 , пом. I, 7 этаж
«РБК Pro» от 03 июля 2019: Полоса препятствий: какие риски несут участники проектов ГЧП
Поделиться:

Почему инвесторы неохотно берутся за реализацию масштабных проектов по схеме государственно-частного партнерства (ГЧП), хотя государство старательно пытается их заинтересовать, рассказывает Вадим Васин, директор по качеству Severin Development.

Согласно указу президента, в ближайшие годы развитие инфраструктуры России будут определять два национальных проекта — «Комплексный план модернизации и расширения магистральной инфраструктуры» и «Безопасные и качественные автомобильные дороги». На реализацию этих проектов до 2024 года правительство закладывает 11,1 трлн руб., из которых 3,5 трлн руб. выделит федеральный бюджет, 4,2 трлн руб. должны найти регионы, еще 3,4 трлн руб. составят внебюджетные источники. В этих условиях необходимо искать инструменты для привлечения частных инвестиций. Один из них — государственно-частное партнерство (далее ГЧП).

Какова схема ГЧП

Концессионер (частная структура) обязуется за свой счет создать и/или реконструировать имущество, которым будет владеть (владеет) концедент (госструктура). При этом концессионер получает право использовать имущество в течение срока действия соглашения.

Практика реализации проектов ГЧП начала формироваться, по сути, пять лет назад. Начиная с 2014 года в России ежегодно заключается около 600 соглашений о ГЧП, что обеспечивает государству ежегодный приток частных инвестиций в среднем в 317 млрд руб.

Но это не устоявшаяся практика: в 2018 году было запущено всего 353 проекта ГЧП — это в 1,5 раза меньше, чем годом ранее. Объем частных инвестиций, напротив, вырос на 82%: до 451,7 млрд руб. Это свидетельствует, что рынок ГЧП сегодня интересен преимущественно крупным игрокам с долей государства в уставном капитале. Почему же он отпугивает средних игроков — частный бизнес?

Частный бизнес неохотно берется за инфраструктурные проекты из-за разного рода строительных рисков. Прежде всего опасаясь изменения показателей проектов, а значит, увеличения сроков и стоимости строительства, а в дальнейшем — снижения доходности от платной эксплуатации объекта и увеличения срока возврата инвестированных средств.

Основные строительные риски проектов ГЧП

Перечислим основные риски, присущие абсолютно каждому проекту ГЧП.

1. Риски неэффективного старта проекта ГЧП

Проектно-сметная документация (далее — ПСД) — начальный этап жизненного цикла для любого капитального и особенно линейного (протяженного) объекта. Комплексная подготовка ПСД включает в себя:

·         эскизное проектирование и бюджетирование;

·         инженерные изыскания (геологические, геодезические, экологические и др.);

·         разработку и согласование проектной документации;

·         подготовку сметной документации и специальных технических условий (СТУ*).

Над проектно-сметной документацией должны работать компетентные архитекторы, проектировщики, изыскатели, сметчики и прочие специалисты. 

Если привлечь для разработки ПСД только одну компанию, то вероятен риск отсутствия в ней всех необходимых специалистов. Кроме того, эта компания будет ставить своей целью не разработать качественный проект ГЧП, а «прикрыть спину» своего внутреннего подразделения.

Как предупредить этот риск? Концессионеру необходимо не искать «многостаночника», а пригласить в проект пул компаний, каждая из которых компетентна в своей области, и построить механизм управления ими. За счет этого задачи будут решаться быстрее и качественнее. Такой подход успешно применяется в развитых странах для строительства инфраструктурных и сложных объектов, например, в Саудовской Аравии.

2. Риски, связанные с ошибками в инженерно-геологических изысканиях

Инженерно-геологические изыскания — начальный и, к сожалению, сильно недооцененный этап реализации проекта ГЧП. В большинстве случаев на этой стадии ответственные лица со стороны концессионера и проектной компании решают задачи по изысканиям по остаточному принципу, параллельно с текущими вопросами.

Этим пользуются недобросовестные изыскатели, которые прибегают к различным уловкам, начиная от демпинга на тендере для выдавливания из него честных компаний и заканчивая невыполнением полного комплекса изысканий.

В результате на этом этапе работ:

·         может быть проведен некачественный анализ грунтов;

·         могут быть cфальсифицированы количество и глубина пробуренных скважин;

·         возможны нарушения условий испытаний образцов и т.д.

Такие нарушения могут привести к катастрофическим последствиям. Среди них:

·         затопление объекта в процессе строительства и/ или уже эксплуатации грунтовыми водами;

·         необходимость замены грунтов при строительстве и/ или полная переработка проектной документации;

·        необнаружение существующих коммуникаций и строений под землей.

Для устранения подобных последствий — перепроектирование, составление и согласование новых смет на строительно-монтажные работы, координацию всех указанных действий — требуются месяцы и миллионы рублей.

В качестве примера можно привести затопление Тушинского тоннеля в Москве в январе 2019 года. Как установил Ространснадзор, причиной происшествия стали ошибки, допущенные при проектировании тоннеля, возведенного при расширении Волоколамского шоссе в 2003 году.

3. Риски, связанные с ошибками в инженерно-геодезических изысканиях

Инженерно-геодезические изыскания направлены на получение информации о рельефе и ситуации местности. Недостоверные результаты на этом этапе работ негативно влияют на проектные решения и стоимость строительства, особенно в случае с инфраструктурными и линейными объектами ввиду их большой протяженности и площади.

Возьмем, к примеру, аэропорты — они одними из первых заинтересовали частных инвесторов.

С использованием механизма ГЧП:

·         построен аэропорт Пулково в Санкт-Петербурге;

·         реконструирован аэропорт Курумоч в Самаре;

·        построена инфраструктура аэропортов Московского авиационного узла и др.

Ни для кого не секрет, что взлетно-посадочные полосы, рулежные дорожки, места стоянок воздушных судов, перроны аэродромов — это особо опасная и технически сложная инфраструктура, а потому к ней предъявляются высокие требования.

Ошибка в инженерно-геодезических изысканиях при благополучном исходе приведет к тому, что аэропорт не сможет обслуживать наиболее вместительные типы самолетов. При негативном сценарии такая ошибка может привести к аварии, если самолет, к примеру, не сможет развернуться из-за неверного радиуса рулежной дорожки или ему не хватит длины взлетно-посадочной полосы для взлета/посадки.

4. Риски, связанные с ошибками в координации процесса проектирования

К подобным ошибкам можно отнести неувязку разделов проектной документации между собой, несоответствие объемов работ в проектной документации и сметных расчетах, задвоение или, напротив, наличие неучтенных видов работ и материалов.

Эти проблемы можно решить с помощью BIM-технологии (от англ. Building Information Modeling — «информационное моделирование здания») — подход к проектированию и строительству, основанный на создании информационной 3D-модели (BIM-модели).

Ключевое преимущество BIM-технологии заключается в том, что архитектурные и конструктивные чертежи объекта и инженерных сетей выгружаются из единой трехмерной BIM-модели, в которой они увязываются между собой за счет автоматизации. Этой увязки никогда не добиться при классическом двухмерном проектировании, потому что в этом случае конструкции объекта и инженерные сети проектируют разные специалисты, которые сверяют чертежи между собой визуально.

Наглядный пример преимущества информационной BIM-модели перед двумерными изображениями — решение по восстановлению собора Нотр-Дам-де-Пари во Франции, в котором в апреле 2019 года случился крупный пожар. Собор восстанавливают по цифровой модели, а не по чертежам и тысячам имеющихся фотографий.

5. Риски доверия одному генподрядчику всего процесса строительства, включая проектирование, организацию поставок материалов и оборудования, выбор cубподрядчиков и технический надзор за качеством и объемами выполненных работ

Перед началом строительства или реконструкции объектов инвесторы неизбежно задумываются, как подстраховать себя в случае неудачи проекта.

Наученные горьким опытом концессионеры хотят снизить свои риски и издержки по управлению строительством объекта ГЧП. А так как юридическая и бухгалтерская практики у концессионеров развиты гораздо выше, чем практики управления строительством и строительного контроля, то для минимизации рисков (превышения сроков, сметной стоимости строительства и снижения качества построенного объекта) они используют проверенный (правда, не на проектах ГЧП!) подход. Концессионеры допускают заключение договоров на полный цикл строительства объекта ГЧП (включая проектирование, организацию поставок материалов и оборудования, выбор субподрядчиков и технический надзор за качеством и объемами выполненных работ) с одним генподрядчиком.

Работать с одним генподрядчиком в рамках комплексного договора строительства объекта ГЧП, на первый взгляд, проще и удобнее: с бухгалтерской точки зрения снижаются издержки компании, с юридической — упрощается процесс взаимодействия с контрагентом (взыскание штрафов, судебные иски) в случае неудачи проекта. Такой договор хорошо работает, когда нужно решать проблему постфактум.

Конечно, эксперты финансов и права у концессионеров, руководствуясь благими побуждениями, стараются заложить в один договор генподряда все элементы ответственности — за производство работ, проектирование, координацию, контроль этих процессов и устранение неточностей при взаимодействии проектировщиков, сметчиков, строителей и технического надзора. Однако говорить об успешной практике реализации всех граней ответственности, увы, не приходится: в комплексном договоре строительства объекта ГЧП изначально заложен конфликт интересов.

Чего хотят участники строительства проекта ГЧП

·         Генподрядчику важно «гнать объемы», поскольку менталитет, мотивации и штрафы его сотрудников привязаны именно к объемам работ.

·         Проектировщик видит задачу пройти экспертизу проектной документации, получить положительное заключение любой ценой (даже если документация не будет отвечать принципу экономичной эксплуатации объекта ГЧП в целях извлечения долгосрочной прибыли).

·         Для сметчика главное — наличие сметной расценки на каждый вид работ. Стоимость тех или иных работ и материалов на практике, как правило, выбирается исходя из финансового удобства для генподрядчика, а не концессионера.

·         Внутренний строительный контроль (технический надзор) генподрядчика ожидает самая печальная участь — быть между молотом и наковальней. С одной стороны — законодательство, нормы и, наконец, уголовная ответственность за несоответствующее выполнение обязательств по контролю, а с другой — вознаграждение, которое платится из того же кармана, что и производителям работ (есть выполнение — есть зарплата, нет выполнения — нет зарплаты). В подобной ситуации внутреннему технадзору генподрядчика приходится лавировать и не допускать только грубых нарушений.

Таким образом, в схеме, когда за полный цикл строительства отвечает один генподрядчик, нет стороны, компетентной и заинтересованной не только в процессе строительства качественного объекта ГЧП точно в срок, но и отвечающей требованиям концессионера по надежной и долгосрочной эксплуатации. Такой стороной может быть специально сформированная у концессионера структура либо инжиниринговая компания по управлению строительством.

Как выбрать партнера по управлению строительством

У компании должны быть:

·         допуск саморегулируемой организации (СРО) к работам по осуществлению строительного контроля, а также по организации строительства, реконструкции и капитального ремонта;

·         в штате специалисты с профильным образованием, включенные в Национальный реестр специалистов в области строительства;

·         в штате специалисты, владеющие BIM-технологиями, современными методами управления проектами и контроля рисков;

·         выстроены четко регламентированные процессы оказания услуг, а также должны иметься цифровые структурированные системы для ведения всей базы информации по управлению строительным проектом;

·         компетенции на проведение строительного и финансово-технологического аудита, подтвержденные аккредитацией в крупных банках РФ.

*СТУ позволяют проектировать и строить объекты в случае, когда принимаемые технические и технологические проектные решения, диктуемые современными запросами урбанизации и развития общества, прямым образом не зарегламентированы в законодательных нормативах РФ. Как правило, без СТУ сегодня не обходится ни один серьезный объект.

Автор: Вадим Васин, директор по качеству Severin Development

Источник: «РБК Pro», публикация от 03 июля 2019